Поэт, писатель и главный редактор издательства «Архипелаг» Михаил Лукашевич – не просто талантливый автор, финалист премии имени Чуковского 2021 года, но и вдумчивый папа, принимающий деятельное участие в воспитании своей дочери. Ника стала главной героиней его сборника рассказов о детстве «Лебеднадцать лебедей и чаексят чаек. Севастопольские прогулки». Этот сборник, вошедший в каталог «100 лучших новых книг для детей и подростков»,  окунает читателя в атмосферу приморского города, помогает ребёнку научиться любить свою малую Родину и служит отличным поводом обсудить с ним, как себя следует вести на дороге, почему нужно бережно относиться к животным и многие другие важные темы.

«Лебеднадцать лебедей и чаексят чаек» – книга примечательная не только описанием природы юга и взглядом на мир глазами ребёнка, но и тем, что написаны эти истории от лица папы. Ведь в основном малышами занимаются мамы: учат завязывать шнурки, гуляют, отводят на кружки и т.д. Принято считать, что отцы подключаются к процессу воспитания гораздо позже. Как в вашей семье распределяются воспитательно-обучающие обязанности?

Мы переехали в Севастополь, когда нашей дочке Нике было шесть месяцев. Бабушки и другие родственники остались далеко, поэтому мы с женой могли рассчитывать только на собственные силы. Скоро мы поняли, что максимальную пользу я принесу, если буду как можно больше гулять с дочкой и читать ей книжки. К тому времени в продаже появилось множество прекрасно изданных детских книг, и мы с удовольствием погрузились в изучение рынка. Покупали литературу не только по возрасту, но и на вырост, опасаясь, что потом нужные нам книги нельзя будет найти. Через пару лет мы произвели подсчёт, и оказалось, что в нашей однокомнатной квартире набралось уже около тысячи книг – приходилось всё время добавлять новые полки и стеллажи.

Южный климат позволяет много времени проводить на улице даже зимой. Мы с Никой выходили из дома и часами бродили по парку и вдоль моря. Дочка, конечно, требовала играть с ней, но у меня не было опыта взаимодействия с маленькими детьми. Да и вообще было очень трудно переключаться с рабочих вопросов и на ходу изобретать игры. И вот тут-то мне на помощь и пришли книги. Перед сном мы читали какую-нибудь историю, а на следующий день разыгрывали её на улице. Брали себе роли понравившихся персонажей, произносили их реплики, а в качестве реквизита использовали всё, что видели вокруг. Начали мы с банального Теремка, через несколько лет доросли до детективов, а во время пандемии устроили квест по мотивам книг о Гарри Поттере: исследовали пустынные побережья в поисках крестражей, в конце концов отыскали все семь штук и успешно их обезвредили. Порой эти выдуманные приключения причудливо переплетались с реальностью. Как-то раз нам пришлось спасаться от бродячих собак, которые, как мы подозревали, помогали контрабандистам переправлять товары в Турцию, а однажды, патрулируя окрестности нашего дома накануне Нового года, мы оказались на месте настоящего преступления: кто-то ночью вскрыл пункт доставки. Конечно, мы тут же сочинили и разыграли детективную историю о похищении новогодних подарков.

День за днём я наблюдал, как чтение и проживание книжных сюжетов во время уличных игр способствует развитию речи ребёнка – и вместе с ней мышления. Огромную роль, особенно в 2-3 года, играли стихи. Я обнаружил, что в этом возрасте обязательно надо читать длинные стихотворные истории, такие как, например, «Доктор Айболит». Хотя обычно считают, что маленьким детям подходят только короткие стихи. Ничего подобного – именно сюжетные сказки в стихах позволяют ребёнку быстрее освоить родную речь, поскольку он может следить за развитием событий по картинкам и соотносить визуальные образы с теми словами, которые слышит.

Ника каждый день чуть ли не по часу качалась на качелях во дворе, а я в это время по сотому разу читал ей того же Айболита или одну из сказок Джулии Дональдсон. И вдруг однажды дочка перебила меня и сама принялась декламировать эти стихи целыми строфами. Я был потрясён. До того момента она лишь изредка произносила отдельные слова, а тут словно какой-то шлюз открылся – Ника начала говорить много и сразу длинными грамматически правильными фразами. Я уверен, что это стало результатом нашего ежедневного чтения.

Как в вашем понимании чтение и прогулки связаны с воспитанием?

Мы привыкли, что воспитание – это непременно какой-то особый процесс, за который отвечают «специально обученные люди»: мама, бабушки, воспитатели в детском саду, учителя в школе. А отец наблюдает за этим процессом откуда-то свысока, как Зевс с Олимпа, и его обычно призывают на помощь только в запущенных случаях, когда нужно «серьёзно поговорить» с ребёнком.

Я думаю иначе. Лет двадцать назад мне довелось познакомиться с выдающимся дрессировщиком Мстиславом Михайловичем Запашным. Я спросил у него, сколько времени он занимается дрессировкой с каждым тигром. И он ответил, что это некорректный вопрос, поскольку дрессировка животных очень похожа на воспитание детей. Этим нужно заниматься не по графику, а всё время, которое ты проводишь со своим подопечным. Не только когда обучаешь новым навыкам, но и когда кормишь, даёшь лекарство, сопровождаешь в пути и т.д.

Иными словами, взаимодействуя с ребёнком, мы постоянно передаём ему свои знания, опыт, ценности, обращаем его внимание на различные детали, объясняем, как и почему лучше поступить в той или иной ситуации, какие могут быть последствия от его действий и решений. И вот это и есть воспитание. И прогулки как нельзя лучше подходят для таких целей. Ведь во время прогулки мы можем столкнуться с самыми разными обстоятельствами и обсудить важные понятия на практическом примере. Конечно, для этого родителю нужно убрать подальше телефон и по-настоящему быть рядом с ребёнком.

Я включил в свою книгу «Лебеднадцать лебедей и чаексят чаек» несколько важных историй, которые произошли у нас с Никой на улице. К примеру, малышам очень трудно объяснить, что нельзя хватать и тискать животных, тех же щенков или котят, потому что в этом возрасте ещё нет понимания хрупкости и конечности жизни. У детей не укладывается в голове, что животное может погибнуть. И вот однажды кто-то из мальчиков постарше притащил к нам во двор живого краба. Все дети на площадке были в восторге, долго передавали краба из рук в руки, гладили его и мусолили. А потом краб пересох под палящим солнцем и перестал двигаться. Ника ужасно расстроилась – она впервые увидела, как кто-то перестал подавать признаки жизни. Пытаясь защитить себя от этого осознания, она закричала, что краб стал игрушечным. Но это был хороший повод обсудить, почему нельзя наваливаться всем телом на нашу кошку Фросю и таскать её за шею. Ведь Ника не хотела, чтобы Фрося тоже превратилась в игрушечную.

Что касается чтения, то литература даёт в наше распоряжение массу жизненных ситуаций, которые можно рассматривать вместе с детьми. Благодаря таланту писателей и художников вымышленные истории обретают плоть, для ребёнка они порой становятся даже более реалистичными, чем то, что случилось на самом деле. Он запросто ставит себя на место любимого героя, но при этом обсуждать поведение персонажа ему всё-таки легче, чем своё собственное. Таким образом, детские книги существенно упрощают родителям воспитательную работу.

Как вы подбирали книги для дочки?

Где-то в 2010 году я начал писать детские стихи, поэтому к рождению Ники у меня уже сформировалось определённое представление о детской литературе. Я принял участие в нескольких писательских семинарах и фестивалях, познакомился с современными детскими авторами. Но, честно говоря, этих знаний оказалось маловато, ведь сейчас огромный выбор книг буквально на каждый год жизни ребёнка. К примеру, первая книга – матерчатая – появилась у дочки, когда ей было всего 4 месяца. Я и не знал, что такие существуют. У нас сохранилась фотография, на которой Ника с восторгом разглядывает картинки в этой книжке. Дальше были книги с формами, с движущимися элементами, потешки, первые познавалки и т.д. Во всём этом пришлось разбираться.

Мы сразу решили, что будем брать только качественные издания. Качественные в полном смысле этого слова. То есть речь не только о тексте с иллюстрациями, но и о дизайне, вёрстке, полиграфии, бумаге. Мы ведь тогда ещё покупали и много игрушек, и я помню, как меня восхитила продукция фирмы Battat: сложные и необычные цвета, потрясающие тактильные ощущения, мягкое звучание, прочность и надёжность. С точки зрения ребёнка, книга – это та же игрушка, она должна быть максимально привлекательной, влюблять в себя, эстетически развивать. А мне были важны продуманные дизайн и вёрстка, потому что я читал дочке вечером, после работы, на фоне усталости и недосыпа. Слишком мелкий шрифт или слишком широкая полоса набора взрывали мозг. Плохо сделанную книгу хотелось сразу закрыть и больше никогда к ней не прикасаться. Поэтому книги мы выбирали очень придирчиво. Постепенно поняли, какие издательства выпускают литературу, отвечающую нашим требованиям, проштудировали их ассортимент и внимательно отслеживали новинки.

Если же говорить о темах, мы всегда старались отвечать на запросы ребёнка. Я называю это ниточкой интереса. Скажем, Нику, как и многих других детей 3-4 лет, впечатлили динозавры. Мы приобрели множество разных книг на эту тему, включая самые необычные: например, энциклопедию с изображениями костей вымерших животных и книгу с хронологической лентой эволюции динозавров, которая раскладывалась на шесть метров. Чуть позже в ход пошла литература о палеонтологах и палеонтологии, о вулканах, метеоритах и климате – Ника заинтересовалась этими темами, потому что узнала о различных теориях гибели динозавров.

Потом её ниточка интереса потянулась к современным животным, ей захотелось узнать, кто пережил динозавров и кто пришёл им на смену. Жаль, что ящеры вымерли, но ведь рядом с нами живут ящерицы! А какие они бывают? Кстати, изучая информацию об окружающем мире вместе с Никой, я и сам очень увлёкся. Во мне с новой силой вспыхнул детский интерес к флоре и фауне. И не в последнюю очередь по этой причине мы придумали в издательстве «Архипелаг» серию «Великолепная десятка», посвящённую самым поразительным животным нашей планеты. И, конечно, героями первой книги этой серии стали ящерицы.

Каждое поколение воспитывает детей иначе, чем предыдущее. Чему из того, что вам дали ваши родители вы постарались научить Нику, и что наоборот всеми силами пытались ей не передать?

Я бы поставил вопрос иначе. На мой взгляд, главная проблема воспитания заключается в том, что взрослые просто внушают детям те или иные установки, но толком не разъясняют их. А зачастую и сами не очень-то понимают, в чём истинный смысл этих установок, для чего они нужны. Просто взрослые в своё время переняли их у родителей, а теперь, особо не задумываясь, передают их «по наследству» детям. Нередко бывает, что эти установки не работают без должного осознания, анализа, детализации, а порой и вовсе становятся вредными, поскольку действительность вокруг нас кардинально изменилась.

Люди моего поколения наверняка вспомнят рассказ Бонч-Бруевича «Общество чистых тарелок». В нём на примере не кого-нибудь, а самого Ленина детей учили съедать всё, что лежит на тарелке. В голодные времена эта установка была очень полезна, помогала выживать. Но в период продуктового изобилия она, укоренившись в подсознании и превратившись в привычку, стала приносить вред. Вы уже насытились, но установка не позволяет вам закончить трапезу до тех пор, пока тарелка не опустеет. Понятно, что вскоре вы наберёте лишний вес и будете расплачиваться здоровьем за стремление к ложной цели – чистой тарелке. Чтобы эта установка снова стала приносить пользу, необходимо внести определённые коррективы. Прежде всего, надо осознать, что подлинная цель – не чистота тарелки, а собственное здоровье и рациональный расход продуктов. После этого вы подберёте для себя оптимальную схему питания, возможно, уменьшите размер тарелки и вместе с ней – порций, и тогда уже спокойно сможете съедать всё до последней крошки.

Не менее вредны слишком общие, упрощённые установки. Дурно понятый постулат «Не жадничай» нередко заставляет человека, образно говоря, отдавать последнюю рубаху кому попало, любому, кто об этом попросит, а вовсе не тому, кому она действительно необходима. Просто он боится, что в противном случае его сочтут жадиной. И здесь настоящая цель (помочь страждущему) также подменяется ложной (избежать мнимой негативной репутации). Всё это ярко проявляется уже в малышовом возрасте. Напористые дети быстро вычисляют на игровой площадке тех, кто ни при каких условиях не станет «жадничать», и паразитируют на таких ребятах. Сгоняют с качелей, едва только те начинают качаться, просят игрушку и не возвращают, вне очереди лезут на горку – наверняка вы и сами припомните множество подобных примеров.

Соответственно, задачей воспитания я вижу не просто закладывание системы ценностей и установок, а их подробное обсуждение: как они возникли, что за ними скрывается, в каких ситуациях они работают, а в каких нет, на какие нюансы необходимо обращать внимание и т.д. Это кропотливая повседневная работа, которая в идеале должна постепенно привести к формированию у ребёнка не только «кодекса воспитанного человека», но и критического мышления.

Как изменились ваши семейные читательские привычки, когда Ника пошла в школу?

На самом деле наибольшие изменения произошли, когда Ника научилась читать. Обучение чтению я взял на себя. Осваивать буквы дочка начала ещё в два-три года, она относилась к ним как к забавным картинкам, вроде жуков или лягушек, любила рисовать их палочкой на песочном пляже. Поэтому к пяти годам прекрасно знала все буквы, очень любила повесть Токмаковой «Аля, Кляксич и буква А», могла прочесть отдельные слоги и даже некоторые короткие слова на вывесках. Я предполагал, что быстро и без особых усилий научу её читать самостоятельно. Но не тут-то было.

Оказалось, что перейти к чтению длинных слов, а затем и предложений – довольно серьёзный труд для ребёнка. А зачем напрягаться, если под рукой есть папа, который прекрасно может прочитать любую книжку? Мы завязли на попытках прочитать слова длиннее двух слогов и никак не могли сдвинуться с места. И тогда мне пришлось пойти на хитрость.

В книге Юлии Кузнецовой «Расчитайка» я почерпнул идею написать небольшие рассказики про ребёнка и оформить их определённым образом. Так и поступил: сочинил небольшой цикл историй под названием «Ника и динопарк». Как я уже говорил, Ника обожала динозавров, а у нас неподалеку от дома как раз в это время после реконструкции открыли парк с большими скульптурами динозавров, и мы часто ходили туда. Я был уверен, что это тема обязательно привлечёт дочку. Рассказы были короткими, всего несколько абзацев, предложения простыми, длинные слова, такие как «динозавры», повторялись несколько раз и были выделены одним цветом. Сначала я разбивал их на слоги и расставлял ударения, а после 3-4 повторов убирал вспомогательную разметку. Затем я распечатал эту самодельную книжку, используя очень крупный шрифт с засечками, размером, кажется, 48 пунктов.

К моей радости, дело пошло, и уже через 2-3 месяца Ника начала читать самостоятельно. Причём сразу толстые книги! В то время она занималась в детской театральной студии и принимала участие в спектакле по мотивам сказки про Маугли. У нас дома имелось хорошее издание «Книги джунглей», но как-то у меня не дошли руки прочитать его Нике. Так вот, едва освоив навыки чтения, Ника бросилась штудировать эту книгу. Поначалу она читала выборочно, любимые моменты, а потом в течение двух-трёх лет многократно перечитывала эту книгу от корки до корки.

Но самый интересный случай, связанный с чтением, произошёл, когда дочке было примерно шесть с половиной лет. Как-то раз жена на кухне слушала аудиоверсию романа Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Вдруг Ника прибежала из своей комнаты и спросила, что это, и есть ли у нас такая книга. Мы, конечно, удивились, но выдали ей томик с чёрно-белыми иллюстрациями Мигунова, полагая, что она посмотрит картинки и отложит книгу. Нам тогда и в голову не могло прийти, что это произведение буквально станет Никиной настольной книгой на ближайшие два года, затмив все остальные её любимые сказки: «Книгу джунглей», «Щелкунчика», «Карлссона, который живёт на крыше». Дочка с головой погрузилась в мир учёных-магов, сделала дома игрушечный институт НИИЧАВО, и мы на каждой прогулке изображали Януса Полуэктовича, Кристобаля Хунту, Привалова, Ойру-Ойру и других персонажей, с важным видом вели беседы о контрамоции, путешествиях во времени и других научных вещах.

Разумеется, когда Ника стала проглатывать книги одну за другой, наша тактика совместного чтения изменилась. Сейчас я читаю вслух те произведения, которые ей пока трудно одолеть самостоятельно или которые я считают важными с точки зрения общего развития. Речь, например, о длинных стихотворных сказках и поэмах. Я прочитал Нике «Конька-Горбунка» и «Руслана и Людмилу», некоторые фрагменты из «Медного всадника». Но больше всего её захватила «Песнь о Гайавате» Генри Лонгфелло в переводе Бунина. Мне пришлось прочесть её несколько раз, а потом Ника уже про себя перечитывала наиболее впечатлившие её фрагменты. Мы рассмотрели множество картин и фотографий, посвящённых быту североамериканских индейцев, прослушали лекции о колонизации Америки европейцами. В следующем году планируем таким же образом вместе прочитать «Калевалу».

Кроме того, несколько раз в неделю мы читаем книги на английском языке. Тут уже ситуация обратная. Ника читает мне вслух, а я поправляю ошибки. Потом Ника переводит прочитанное, и мы обсуждаем, какие русские эквиваленты лучше всего подойдут в том или ином случае. За 2022 год мы прочитали цикл из 17 книг-картинок о приключениях ведьмочки Винни, несколько книг из серии «Волшебный школьный автобус» и довольно объёмистую книжку из цикла о полуведьме-полуфее по имени Мирабель. Попробовали даже подступиться к Гарри нашему Поттеру.

Иногда Ника просит меня прочесть какую-то книгу, чтобы обсудить, как она написана. Ей хочется понять, за счёт чего автору удалось захватить читательское внимание, как он добился мощного художественного воздействия. Но бывает и наоборот: книга не вызвала интереса, и Ника пытается понять, какие ошибки совершил автор, что у него не получилось. Подобные книги мы читаем вместе и тут же анализируем текст.

В малышовом возрасте вы сами подбирали дли Ники книги с оглядкой на то, что ей интересно. А сейчас? Вместе с Никой покупаете книги?

Да, сейчас, когда ей уже девять с половиной лет, она, конечно, в гораздо большей степени влияет на свой круг чтения. Как-то мы были в гостях, и Ника там узнала о цикле про котов-воителей – в итоге пришлось купить почти всю серию. Знакомые ребята увлекли её игрой в Майнкрафт и рассказали, что по этой игре есть и книги. Она с удовольствием их прочла. Сейчас Ника фанатеет от сов и спрашивает, можно ли что-то найти про этих птиц. Мы ищем: подходят и познавательные книги, и фэнтези, в которых действуют совы.

Последнее время Ника часто ходит в библиотеки, где можно самой покопаться на полках и отыскать что-то неожиданное. Конечно, много радости доставляют и книжные ярмарки. В декабре дочка 2 дня была на non/fiction, поучаствовала в нескольких мастер-классах и выбрала себе штук пять книг современных детских авторов – «смешное и одновременно странное», как она выразилась. Так что дело Стругацких живёт и побеждает.

Как вы для себя определяете, что всё делаете правильно в воспитании дочери?

Правильно или неправильно – это только со временем станет понятно. Пока мы просто следуем определённому плану.

Воспитание можно условно разделить на две части. Первая: получение знаний и навыков, расширение кругозора. Организация в этой части относительно несложная – необходимо заниматься школьными предметами, а также посещать дополнительные студии, секции и кружки. В частности, Ника изучает английский и китайский языки, скретч-программирование, занимается рисованием и лепкой, а также йогой и тхэквондо (без физического развития никуда), слушает подкасты по истории и биологии, читает познавательную литературу.

Вторая часть больше связана с развитием характера и мышления, раскрытием творческих способностей, и как раз её очень проблематично кому-то делегировать. Это те вещи, которые закладываются в повседневной жизни в процессе общения и решения личных и общих задач. Умение формулировать свои подлинные цели и добиваться их реализации, критически оценивать поступающую информацию, не отступать перед трудностями, доводить задуманное до завершения, отслеживать свой прогресс, выстраивать здоровые отношения с окружающими, понимать свои и чужие границы. Это каждодневная работа, и в ней постоянно приходится нащупывать баланс между принуждением и поддержкой.

Приведу такой пример. Ника всегда с удовольствием рисовала, нередко посвящала этому занятию несколько часов в день. Во время карантина (ей тогда было 6 лет) мы увидели объявление, что Детский зал Иностранки проводит конкурс на лучшую детскую книжку-картинку. Ника загорелась этой идеей. Быстро придумала сюжет книжки, с ходу нарисовала две картинки. А всего нужно было оформить двенадцать страниц и обложку. Мы думали, что она справится с этой задачей за неделю. Но в реальности всё вышло иначе. С каждой новой картинкой ей становилось сложнее возвращаться к работе. Оказалось, что концентрироваться на конкретном проекте, доводить задуманное до конца, исправлять огрехи – вовсе не то же самое, что рисовать в своё удовольствие в порыве сиюминутного вдохновения.

Нам пришлось в буквальном смысле применить принципы проектного менеджмента. Мы выделили определённые часы для работы над книгой, убирали на это время все отвлекающие факторы (вроде телефона), оговаривали объём работы, который необходимо проделать, прежде чем встать из-за стола, и систему поощрения в виде каких-то небольших подарков за каждый сданный этап. В итоге через месяц книга была готова, и Ника получила за неё гран-при конкурса. Мы отпраздновали это событие, а заодно обсудили, что это награда не только за успешное решение творческой задачи, но и за правильную организацию труда, за вложенные усилия, за то, что не бросила проект на полпути. Для шестилетнего ребёнка всё это стало важным уроком и личным примером успешного преодоления трудностей.

Источник: 7ya.ru